Последние новости

15.10
На Украине заявили о серьезных убытках из-за запрета на поставку удобрений из России.
15.10
Для изучения ситуации с БСК надо взять тайм-аут, заявил врио главы Башкирии.
15.10
Покрытия BASF MasterTop представлены в немецком павильоне Венецианской архитектурной биеннале 2018.
15.10
Мировой концерн TOTAL открыл производство смазочных материалов в Калужской области.
15.10
Состоялся визит представителей ПАО "СИБУР холдинг" на Сургутский ЗСК.
15.10
ФСК ЕЭС завершила реконструкцию оборудования подстанции 500 кВ "Азот" – основного центра питания Тольятти.
12.10
Дмитрий Патрушев: Россия заинтересована в увеличении поставок зерна в Нигерию.
12.10
В Волгоградской области на площадке "Химпрома" компании с мировым именем приступают к созданию современного экологичного производства.
12.10
"УРАЛХИМ" и "Уралкалий" планируют создать объединенный научно-образовательный центр.
12.10
"УРАЛХИМ" и "Уралкалий" планируют создать объединенный научно-образовательный центр.
12.10
BHP скоро запустит после ремонта завод на медном руднике Olympic Dam в Австралии.
11.10
"КуйбышевАзот" сократил объем продаж на 129 млн рублей.
11.10
SOCAR Polymer рассчитывает 350 млн долларов ежегодного дохода от продажи ПП и ПЭВП.
11.10
Полиом завершил плановый ремонт на производстве полипропилена.
11.10
Акрон нарастил поставки минудобрений на внутренний рынок на 15% за III квартал.
11.10
Гендиректора "ЕвроХима" избрали членом правления Российского союза промышленников и предпринимателей.
11.10
Правительство Башкортостана и компания "ФосАгро-Регион" подписали соглашение о взаимодействии в области минеральных удобрений.
10.10
Решение о сроках запуска Крымского титана примут 12 октября.
10.10
Узбекистан заинтересован в сотрудничестве с Алтайским краем в области животноводства.
10.10
На ЗапСибНефтехиме достигнута механическая готовность установки деминерализованной воды.
Больше новостей

Аграрии опасаются роста затрат на гербициды. Как рынок реагирует на возможные пошлины против европейских СЗР.

Новости
54
0
В июне и июле аграрный рынок активно обсуждал решение Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) ввести пошлины на гербициды из ЕС — от 27% до 52%. Так завершилось антидемпинговое расследование, которое комиссия провела по просьбе российских агрохимических компаний. Казахстан ветировал решение ЕЭК, но история на этом не закончена. Корреспондент "Агроинвестора" разбиралась, как изменение конфигурации рынка СЗР может повлиять на сельхозпроизводителей
В конце мая 2018 года ЕЭК приняла решение ввести антидемпинговые пошлины на гербициды, импортируемые из Европейского союза. Решение было принято по результатам большого расследования ЕЭК, которое ранее инициировали российские производители средств защиты растений, крупнейшие из которых — "Август" и "Щелково Агрохим". В 500-страничном документе на основании предоставленных российскими и иностранными компаниями данных делается вывод о том, что зарубежные производители поставляли гербициды в страны ЕАЭС по демпинговым ценам. Так, гендиректор "Щелково Агрохим" Салис Каракотов утверждает, что за рубежом иностранные компании продают препараты в среднем в два-три раза дороже, чем в России. В расследовании ЕЭК говорится, что с 2013 по 2016 годы европейские производители увеличивали свои поставки в Россию. При этом их гербициды стоили в среднем на 9,3% дешевле, чем препараты производителей из стран ЕАЭС. Все это привело к тому, что российские компании стали терять свои доли рынка, сделала вывод ЕЭК.
Растут производство и импорт СЗР
По подсчетам ЕЭК, разница в "нормальной" цене на внутреннем рынке ЕС и той, по которой иностранные компании поставляли свои гербициды на территорию стран ЕАЭС, у каждого зарубежного производителя была своя и составляла не два-три раза, а 27,5?52,2% в зависимости от компании и продукта. Аналогичного размера пошлины и было решено ввести для этих производителей на пять лет. Исключение составили несколько разновидностей гербицидов, применяемых для риса. Это препараты, содержащие одно из действующих веществ: пеноксулам в молекулярной концентрации 25 г/л, азимсульфурон (500 г/кг), цигалофоп-бутил (100 г/л) и пеноксулам (13,33 г/л). Компании, в отношении которых проводилось расследование, обязаны будут поставлять в Россию гербициды по фиксированным уровням цен и соблюдая объемную квоту на ввоз.
Новые правила должны были вступить в силу через 30 дней с момента опубликования, то есть в начале июля. Однако 19 июня премьер-министр Казахстана наложил вето на принятое решение. В связи с этим решение было приостановлено на срок, необходимый для рассмотрения вопроса Евразийским межправительственным советом.
По данным "Щелково Агрохим", на территории Казахстана доля европейского импорта составляет не более 20%, российского — свыше 20%, китайского — еще около 15?20%. А внутреннее производство занимает 40% рынка, знает Каракотов. "Европа в Казахстан не идет, потому что платежеспособность у потребителей страны низкая, а урожайность основных агрокультур ниже, чем в России, — говорит он. — Это небольшой рынок, и внутреннее производство там вполне хорошо себя чувствует [даже с долей 40%]". Вето было наложено из-за опасений казахской стороны, что ввоз российских гербицидов может сократиться и на местном рынке возникнет дефицит СЗР, полагает замгендиректора фирмы "Август" Владимир Алгинин. А российским компаниям при введении решения ЕЭК нужно будет покрывать большие, чем сейчас, внутренние потребности из-за оттока зарубежных поставок, которые ограничат пошлинами и квотами.
По данным ФТС, в последние годы импорт средств защиты растений в Россию планомерно рос и в натуральном, и в денежном выражениях. В 2013 году было ввезено товаров, классифицированных как "инсектициды, родентициды, фунгициды, гербициды, противовсходовые средства и регуляторы роста растений", немногим более 82 тыс. т на $557 млн. В 2017 году привезли уже 128 тыс. т общей стоимостью $879 млн. 45% поставок пришлось на гербициды, включая противовсходовые средства и регуляторы роста растений. Четверть объема в стоимостном выражении пришлась на Францию, 18% — на Германию, 15,2% — на Китай. На российском рынке гербицидов сформировалась импортоориентированная модель, когда 53?54% рынка — это продукция зарубежных производителей, указывает гендиректор исследовательской компании Abercade Надежда Орлова.
По данным "Щелково Агрохим", за последние 18 лет цены на гербициды внутри страны снизились в три-четыре раза в реальном выражении из-за высочайшей конкуренции иностранных и российских компаний. Одновременно выросли и объемы производства российских СЗР, и их ассортимент, который теперь превышает импортный в несколько раз. Связан рост прежде всего с расширением применения гербицидов. В 2017 году страна произвела 62,7 тыс. т гербицидов, что почти на 26% больше, чем годом ранее, подсчитали аналитики Abercade.
Ситуация с демпингом, говорит Каракотов, обострилась в 2014 году. По его словам, воспользовавшись резким ростом курса доллара и евро, иностранные компании продолжили активно снижать цены на свою продукцию в иностранных валютах, реализуя ее в три раза дешевле, чем в странах производства. На протяжении последних двух-трех лет наблюдается планомерное падение цен гербицидов, выработанных европейскими производителями, отмечает и президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. 
Россия находится на краю порога экономической безопасности, тревожится Алгинин: сейчас доля импорта превышает 50%, а демпинг приведет к полному доминированию европейских компаний. Единственный инструмент защиты, позволенный ВТО, — провести антидемпинговое расследование, введя по его итогам пошлины и квоты. Однако никто не запрещает иностранным компаниям поставлять гербициды в Россию, обращает внимание он: "Введение пошлин заставит их либо повысить цены на свою продукцию, либо локализовать производство здесь". Некоторые уже идут по второму пути. К примеру, Syngenta делает часть гербицидов на Кирово-Чепецком химическом комбинате и намеревается увеличить долю производства в России.
По информации Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), иностранные компании, которые входят в Комитет производителей средств защиты растений организации (Adama, Basf, Bayer, Dupont и Syngenta), уже производят на территории России до 40% реализуемых на российском рынке препаратов и планируют к 2020 году довести местное производство до 70% от общих продаж. При этом, отметил представитель АЕБ, зарубежные компании основывают свой бизнес в России, как и во всем мире, на принципах здоровой конкуренции и добросовестного партнерства.
Производители, в отношении которых проводилось расследование ЕЭК, отказались прокомментировать "Агроинвестору" его результаты либо не ответили на письменные запросы редакции.
Что думают аграрии и эксперты
Введение пошлин не ущемит сельхозпроизводителей в выборе гербицидов, уверяет Каракотов. За исключением препаратов для риса, у всех других есть российские аналоги. Они, по его словам, "ничем не уступают импортным, а зачастую и превосходят их по качеству". "Если бы отечественные продукты проигрывали иностранным по эффективности, то наша компания не занимала бы третью строчку в России по объемам продаж", — приводит довод глава "Щелково Агрохим". Российские гербициды ничем не хуже европейских, вторит Каракотову Алгинин. Об этом в том числе свидетельствует тот факт, что продукцию отечественных предприятий покупают потребители других стран, в том чисел Бразилии и Аргентины.
Большая часть гербицидов, используемых тамбовской агрокомпанией "Терра де Люкс", отечественного производства, рассказывает директор по развитию Андрей Буханцов. "Мы довольны ими больше, чем зарубежными, — говорит он. — Они действуют не хуже, цена — ниже, а качество и обслуживания, и самих продуктов даже выше". Он вспоминает, что у "Терра де Люкс" были проблемы с качеством не российских, а как раз европейских СЗР. Так, по словам Буханцова, предприятию привозили гербицид BASF, который кристаллизовался от неправильного хранения и не сработал. При этом никто не компенсировал клиенту затрат и не заменил препараты, жалуется топ-менеджер. Теперь "Терра де Люкс" ищет им альтернативу. Случай нуждается в проверке: через какого дистрибьютора осуществлялась поставка, точно ли был приобретен оригинальный препарат, осторожно говорит представитель BASF. Производственные процессы в компании жестко контролируются на всех этапах, цепочки поставок отрабатываются годами, а склады продукции проходят ежегодные аудиты, перечисляет он. "Мы придерживаемся такой практики в любой стране, в том числе и в России", — заключает представитель компании. 
А вот агрофирма "Октябрьская" (Тамбовская область) предпочитает гербициды иностранных брендов. Как рассказал "Агроинвестору" гендиректор компании Максим Жалнин, российские СЗР он покупает только для решения простых производственных задач. А для основных агрокультур — сахарной свеклы, сои, подсолнечника — берет зарубежные препараты. Причина — стабильность качества и отчасти привычка. "Зачем менять то, что хорошо работает?" — поясняет Жалнин. Впрочем, если пошлины все-таки будут введены, то компания станет искать российские аналоги и пересмотрит портфель гербицидов. Тем более что качество отечественных продуктов существенно выросло за последнее время, признает он.
Российских гербицидов по большому счету не существует, категоричен президент группы "Агротех-Гарант" Сергей Оробинский. Есть препараты, производимые в нашей стране, однако вырабатываются все они из импортных составляющих, напоминает он. Синтеза действующих веществ — важнейших компонентов, во многом определяющих эффективность и избирательность современных пестицидов — в России нет с 1990-х годов. Впрочем, действующее вещество и другие компоненты покупают не только отечественные производители, но и европейские химические гиганты: Bayer, BASF, Dupont и др., продолжает Оробинский. Но в Европейском союзе, объясняет он, жестче экологические требования и требования к безопасности, поэтому и качество препаративных форм достаточно высокое. "В основе пестицидов этих компаний новейшие разработки, как правило, находящиеся под патентной защитой", — добавляет он. Другие производители, и не только в России, продолжает Оробинский, делают свои продукты на основе дженериков — действующих веществ с истекшими сроками патентной защиты, вырабатываемых в основном в Китае. Из КНР Россия ввозит больше 85% всех компонентов, необходимых здесь для производства пестицидов. Эффективность дженериков, как правило, объективно ниже оригинальных продуктов, указывает президент "Агротех-Гаранта". По его наблюдениям, рабочие растворы таких препаратов бывают нестабильными, выпадают в осадок, снижая качество обработки. К тому же китайские формуляции химически не такие чистые, как, скажем, европейские. "Использование таких продуктов имеет множество негативных побочных эффектов, одно из которых — плохое разложение в почве, оказывающее угнетающее действие на последующие агрокультуры севооборота", — обращает внимание топ-менеджер. Тем не менее, когда есть возможность использовать более дешевые дженериковые препараты без ущерба качеству и эффективности, компания это делает.
Директор подмосковного "Совхоза им. Ленина" Павел Грудинин считает, что для обработки, например, земляники Россия не имеет средств защиты растений, которые могли бы составить конкуренцию западным аналогам. Поэтому предприятие частично перешло на биологические методы защиты растений, а частично применяет иностранные препараты.
Свердловская агрофирма "Старт", напротив, использует в основном отечественные гербициды, хотя импортные тоже применяет — преимущественно в тепличном производстве. "Мы отталкиваемся от технологических потребностей агрокультур, чтобы достичь нужного результата, — комментирует финдиректор компании Евгений Коковин. — Поставщика обычно выбираем по соотношению цены и качества". В этом году "Старт" закупал средства шести разных брендов. При этом, отмечает топ-менеджер, в последнее время качество СЗР стало менее стабильным. По его наблюдениям, в большей степени это касается отечественных препаратов. 
СЗР — та отрасль, где в обозримой перспективе действующее вещество продолжит производиться за границей, считает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько. Но, помимо действующего вещества, есть масса дополнительных ингредиентов, которые способствуют усвояемости и активизации действующего вещества — это прилипатели, активаторы и прочее. И именно в них, в отличие от действующих веществ, существуют десятки российских и зарубежных альтернатив. За счет этого качество конечной формулы может довольно сильно отличаться от аналогов, поэтому не нужно смотреть только на действующее вещество, объясняет эксперт.
У Злочевского нет сомнений в качестве российских гербицидов, хотя отечественным производителям не хватает технологического сервиса. "Сам по себе химический продукт работает только вместе со стимуляторами роста, фунгицидами, пестицидами. Необходимо также понимать, как правильно применять СЗР — в какие сроки, каковы способы внесения и т. д., — перечисляет эксперт. — Для этого требуется большая консультационная работа, и в ней выигрывают иностранные компании". Во многом поэтому их препараты покупают, в том числе по более высокой цене, добавляет он.
"Так где же демпинг?"
По подсчетам Abercade, с 2015 по середину 2018 года средние цены гербицидов в России выросли в 2,5 раза — с 3,2 млн руб./т до 8,27 млн руб./т. Больше всего препараты подорожали в 2017 году, когда темп роста в рублях составил 96,2%. Импортные гербициды и без пошлин стоят в России очень дорого, считает Оробинский. За последние годы он не заметил снижения цен на них. "А если они значительно дороже отечественных, то где же тут демпинг?" — не понимает бизнесмен. По его мнению, российские компании зарабатывают большие прибыли. В ряде случаев их маржа превышает 50% — даже при том, что крупным агрохолдингам могут давать аналогичные скидки, утверждает Оробинский. Он уверен, что проблемы демпинга на самом деле не существует, просто крупнейшие отечественные игроки занимают до 40% сегмента СЗР, а хотят контролировать весь рынок.
Согласно данным Kartoteka.ru, в 2012—2016 годы финансовые результаты и "Августа", и "Щелково Агрохим" улучшались. Чистая прибыль "Августа" за это время увеличилась в 3,5 раза — с 1,25 млрд руб. до почти 4,45 млрд руб. "Щелково Агрохим" с 2012 по 2016 годы нарастил чистую прибыль в восемь раз — было 403 млн руб., а стало почти 3,3 млрд руб. Каракотов не отрицает этих цифр, но возражает, что рост доходов не отменяет доказанного факта демпинга, с которым нужно бороться. "Во-первых, речь идет о рублевых ценах и прибылях. Во-вторых, [росли не только наши прибыли, а] с 2012 по 2016 годы весь российский рынок вырос почти в два раза, — говорит он. — Кроме того, с 2014 по 2015 годы рублевые цены из-за девальвации национальной валюты подскочили практически на 60?70%. Да и прибыль растет не только за счет гербицидов, а скорее благодаря тому, что в последние годы аграрии стали более интенсивно использовать в производстве фунгициды, протравители семян, инсектициды". 
Демпинг может носить краткосрочный характер, но он не может быть многолетним, иначе это ведет к убыткам компании, которая демпингует, обращает внимание Дмитрий Рылько. "Я уверен, что [ситуация, которую расследовала ЕЭК — ] это не тот случай", — говорит эксперт. — И вообще, если иностранные компании получают основную маржу не на наших фермерах, а на западных, то это отлично".
Основатель холдинга "Агрокультура", директор по земельным вопросам "Агро-Инвеста" (Воронежская область) Петер Гейерман не видит ничего незаконного в факте реализации препаратов в России дешевле, чем в том же ЕС. Он проводит аналогию с лекарствами. Многие из них продаются в России дешевле, нежели в США или Европе. "Потому что система продаж позволяет реализовывать их за границей дороже — у нас по такой цене просто не купили бы", — отмечает он. Если от демпинга выигрывает сельхозпроизводитель, и себестоимость сельхозпродукции становится ниже, чем могла бы быть, то это полезный для отрасли демпинг, вторит ему Жалнин из агрофирмы "Октябрьская".
Рынок опасается роста затрат
В связи с проведением антидемпингового расследования иностранные компании-производители и поставщики пестицидов выразили "обеспокоенность перспективами ведения бизнеса". По мнению членов АЕБ, которая лоббирует их интересы, введение пошлин и квот неизбежно повлечет за собой уменьшение предложения СЗР, что существенно ограничит сельхозпроизводителей в выборе препаратов и инновационных подходов к организации производства. Возможные негативные последствия в случае введения антидемпинговых мер ассоциация видит и для развития сельского хозяйства ЕАЭС в целом, говорится в письменном ответе АЕБ по запрос "Агроинвестора".
Опрошенные аграрии — вне зависимости от производителя гербицидов, с которым работают — беспокоятся, что введение антидемпинговых пошлин приведет к пересмотру портфеля препаратов, росту затрат на них и себестоимости сельхозпродукции. Возможно, придется менять севообороты. Последнего не исключает Петер Гейерман. По его словам, "Агро-Инвест" не привязан к какой-то одной агрокультуре, поэтому может изменять их соотношение. Если в России ограничат бизнес иностранных производителей СЗР, то холдинг станет закупать больше дешевых аналогов, но уменьшать объем используемых препаратов не будет. "Снижение количества вносимых гербицидов на 5% может привести к падению урожая на 30?40%", — утверждает топ-менеджер. В то же время по некоторым позициям компания все же продолжит покупать импортные СЗР, невзирая на подорожание. Гейерман также сомневается, что российские производители справятся с объемами, которые потребуются, если пошлины будут введены. 
"Октябрьская" тоже будет вынуждена изучать российские препараты, говорит Жалнин. Платить больше за гербициды и тем самым увеличивать и без того высокие затраты на гектар он не готов. У "Терра де Люкс" уже тоже и так достаточно высокие расходы на гербициды. "К тому же у нас жесткий севооборот — два года кукурузы и три года сои, поэтому экономить нельзя, — поясняет Буханцов. — Уменьшать объем СЗР в случае их удорожания тоже не будем, поэтому себестоимость, к сожалению, будет расти".
Введение пошлин на гербициды импортного производства автоматически ведет к увеличению затрат, соглашается с остальными Оробинский. Получается, за все заплатит сельхозпроизводитель, возмущается он. "Мы сами будем вынуждены пересмотреть линейку применяемых препаратов, но от некоторых продуктов даже при увеличении цен не откажемся: российских аналогов просто нет", — говорит Оробинский. Последствием антидемпинговых мер может стать снижение рентабельности АПК, опасается он.
Если импортные препараты будут качественнее, то "Старт" продолжит их покупать вне зависимости от уровня цен. "Но нужно понимать, что каждая такая уступка по цене компонента, составляющего себестоимость нашей продукции, приведет к тому, что агропроизводство может стать невыгодным на значительной части России, — думает Коковин. — Мы уже видели рост цен на ГСМ, запчасти, а теперь могут подорожать СЗР".
Решение ЕЭК — ошибка, эти меры ограничат рыночную конкуренцию, сожалеет Грудинин из "Совхоза им. Ленина". Необходим, по его мнению, переход к продуманной промышленной политике — в данном случае к возобновлению синтеза в России своих действующих веществ. Введение пошлин — не совсем рыночный механизм, соглашается Жалнин. Он за честную борьбу разных производителей СЗР не в кабинетах, а "на полях" — в ходе демо-показов и сравнительных испытаний, где и нужно доказывать более высокую эффективность российских гербицидов.
Аграрии не должны страдать
Дмитрий Рылько из ИКАР вспоминает, что лет 10 назад что-то похожее происходило на рынке риса. Тогда для иностранных поставщиков вводили повышенные пошлины, но это были краткосрочные меры. Он не сторонник роста пошлин на гербициды. "Лучше оставить максимальную открытость и снизить барьеры для входа в Россию импортных передовых технологий, чтобы наши сельхозпроизводители не чувствовали себя ущемленными", — говорит Рылько.

0 комментариев